Палеокружок

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Разнообразие рыб (Pisces) в нижнем карбоне юга Московской Синеклизы

E-mail Печать

Разнообразие рыб (Pisces) в нижнем карбоне юга Московской Синеклизы

Попова А.И.

В ходе выездов нашего палеонтологического кружка под руководством Алексея Сергеевича Шмакова в течение полевых сезонов 2008 - 2013 годов на естественные и искусственные обнажения нижнего карбона Московской, Калужской и Рязанской областей, мы неоднократно находили разнообразные остатки рыб – зубы, костные чешуи, ихтиодрулиты, а также костные фрагменты не всегда ясной природы. Таких остатков в коллекции Кружка накопилось достаточно много, и нам захотелось больше узнать о животных, которым бы они могли принадлежать. Таким образом, целью нашей работы стал обзор разнообразия разных групп рыб в различные геологические отрезки времени нижнего карбона Московского моря на основании наших собственных сборов.

 В процессе выполнения работы, мы также попытались сделать некоторые выводы относительно функционирования описанных сообществ и причин изменения соотношения изученных групп животных со временем.

На наших выездах мы преимущественно встречаем отложения двух ярусов нижнего карбона – визейского и, более молодого, серпуховского. В первом, чаще всего сложенном очень плотными известняками и доломитами, за все шесть лет сборов нами был найден единственный зуб давящего типа в карьере Михайловцемент Рязанской области. Сложно сказать, чем обусловлена такая редкость встречаемости их в это время, возможно, это связано с большой глубиной моря, о которой можно судить по упомянутым доминирующим породам.

Горизонты, в свою очередь, серпуховского яруса очень неоднородны как по литологическому строению, так и по составу макрофауны, в том числе указанных рыбьих остатков. Представленный главным образом мягкими буроватыми известняками тарусский горизонт практически из всех посещённых нами местонахождений содержит большое количество остатков рыб, главным образом зубов давящего типа. Из тарусских слоёв происходят, в том числе, наиболее крупные из наших находок – зубные пластины длиной до 10 см. Несмотря на, в целом, видимое умеренное разнообразие таксонов, в том числе практически полное отсутствие зубов настоящих акул или близких к ним из рода Symmorium [1], в тарусе встречаются и отдельные весьма редкие таксоны. Так, в Пятовском карьере Калужской области нами был найден участок так называемой симфизной спирали – проблематичного по своему функционированию зубного образования [2]. Наиболее современная реконструкция рыбы носителя подобной спирали представлена на е. Со слов старшего научного сотрудника Палеонтологического музея им. Ю.А. Орлова кандидата биологических наук Олега Анатольевича Лебедева, которому была передана эта находка, найденный фрагмент принадлежит какой-то хрящевой рыбе, вероятно, нового для науки семейства. Заметим, что до этого подобные остатки были известны лишь из верхнего карбона и перми.

Стешёвский горизонт серпуховского яруса в посещаемых нами местонахождениях представлен мергелями или глинами, реже мягкими известняками. Стешёвские слои содержат, в целом, остатки значительно более мелких рыб, зато в иногда колоссальных количествах и всегда – в существенно большем разнообразии. В стешёве мы находили и разнообразные зубы подобных современным скатов и брадиодонтов, обильные и разнообразные симмориид, а также плохо изученные, не всегда описанные и часто проблематичные шипы и костные остатки акул, и даже – не встреченных более ни в каких отложениях Московской Синеклизы кистепёрых рыб. Заметим, что самый большой найденный нами спинной плавниковый шип, так называемый «ихтиодрулит» [3], не превышает в длину тридцати сантиметров, что говорит о весьма скромных размерах его обладателя. Эта находка была сделана нами совсем недавно в недействующем карьере Заборье под Серпуховым.

В плотных сахарных часто окремненных известняках протвинского горизонта серпуховского яруса присутствует значительно меньшее по сравнению с двумя предыдущими слоями количество макрофауны в целом. Не встретилось нам в них также и искомых костных остатков.

Таким образом, всё наше обсуждение следует свести к возможным причинам и поводам различий состава ихтиокомплексов тарусского и стешёвского времени. В первую очередь, можно попытаться построить пищевые связи для этих сообществ. Отсутствие активных хищников среди рыб в тарусе могло быть некоторым образом компенсировано колоссальным разнообразием в это время головоногих – от свёрнутых наутилоидей типа Endolobus, до последних из гигантских прямораковинных моллюсков, доживающих свои дни в Московском море – актиноцератид районноцерасов. Вместе с тем, наличие гигантских форм, питающихся, вероятно, весьма массовыми в это время 2-3 сантиметровыми гастроподами и двустворками, вместе с упомянутыми актиноцератидами, должно говорить о несколько больших глубинах в это время. Стешёвские же глинистые слои, с их разнообразными и неописанными остатками, показывают нам упадок головоногих, как группы, расцвет, а значит – активное видообразование, рыб, среди которых появляются хищники, питающиеся себе подобными или какой-то другой подвижной добычей. Вероятно, в стешёвское время море было значительно более мелким и тёплым.

Наши выводы не являются революционными, но могут дополнительно подтверждать на основе оригинальных наблюдений представления геологов о частичной регрессии Московского моря в конце тарусского времени.

Таким образом, исходя из особенностей наблюдаемого нами ихтиокомплекса, можно установить следующее: в визейском веке рыбы в Московском море были крайне редки либо их остатки плохо сохранялись, в тарусское время они распространяются в наших водах, но не занимают ниши активных хищников. Стешёвское море мельчает, и рыбы становятся чрезвычайно многочисленны и разнообразны. В отложениях протвинского горизонта остатков рыб нами также не обнаружено.

Остатки рыб в отложениях нижнего карбона Московской Синеклизы весьма обычны и содержат ещё, вероятно, огромное количество неизвестных науке таксонов.

Литература

1.Бондаренко О.Б., Михайлова И.А. (2011)Палеонтология. М.: Издательский центр «Академия». С. 216-223

2.Данукалова Г.А.(2009) Палеонтология в таблицах. М. С. 101-105

3. Стародубцева И.А., Сенников А.Г и др. (2008) Геологическая история Подмосковья в коллекциях естественнонаучных музеев Российской академии наук. М.: Наука. С.22-32; 36-56