Палеокружок

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

О находке зуба морской рептилии в келловее карьера Михайловцемент (Михайловский р-н, Рязанская обл.)

E-mail Печать

О находке зуба морской рептилии в келловее карьера Михайловцемент (Михайловский р-н, Рязанская обл.)

Дадыкин И.А.

В ходе выезда нашего палеонтологического кружка под руководством Алексея Сергеевича Шмакова весной текущего года в действующем карьере завода Михайловцемент в Рязанской областивотложениях средней юры нами был обнаружен крупный зуб морской рептилии. Находка представляла собой лишь верхнюю часть зуба – коронку – однако длиной почти 20 см. Данный зуб ни по форме, ни по размеру не походил ни на какие из подобных остатков юрских морских рептилий, находившихся нами на выездах ранее. Таким образом, целью нашей работы стало как можно больше узнать о найденном зубе и выяснить, какому животному он мог принадлежать.

Согласно литературным источникам – обзорным работам Петра Александровича Герасимова и соавторов 1995 и 1996 годов [1, 2] - из волжских отложений Московской Синеклизы, отмечены лишь две группы морских рептилий: ихтиозавры и плезиозавриды - плиозавры и плезиозавры. Из отложений келловея остатков рептилий в этих работах не отмечено вовсе.

Для скелета ихтиозавров или рыбоящеров, внешне напоминающих современных дельфинов, характерны [3] плоские позвонки, похожие на рыбьи, и полидактилия: умножение числа пальцев, при котором кости запястья, плюсны, и также фаланги пальцев уплощаются до вида бляшек, и весь ласт оказывается составлен из них. Зубы у этих ящеров не конические, слабо загнуты назад и характеризуются равномерной продольной исчерченностью. В наших отложениях чаще всего от ихтиозавров находят именно позвонки, зубы, фрагменты челюстей и отдельные кости ласт. Подобные остатки в ходе наших выездов мы многократно находили в волжских отложениях на карьере Раменского ГОК и в отвалах Лопатинских рудников в Московской области.

В отличие от ихтиозавров, плезиозавриды имеют нормальные рдля рептилий позвонки и ласты, состоящие из обычных пальцев. Различие между плезиозаврами и плиозаврами заключается в основном в черепе, а по (как сообщил нам кандидат биологических наук старший научный сотрудник ПИН РАН Виктор Степанович Терещенко) всему остальному, так называемому «посткраниальному», скелету установить даже семейственную принадлежность животного бывает очень трудно. К сожалению, плезиозавриды из наших отложений известны, главным образом, как раз по разрозненным позвонкам, реже – другим фрагментам посткрания, но никак не по черепам. Так, в изученной нами литературе указана лишь одна находка зуба плиозавра Liopleurodonrossicus из волжских отложений Лопатино. Все указанные остатки посткрания этой группы мы также находили в волжских отложениях под Раменским и Лопатино, а отдельные позвонки – и в келловее Михайловцемента в прошлые годы.

Найденная нами коронка высококоническая, слегка загнута назад, имеет мощные продольные гребни, расположенные очень редко и доходящие до середины коронки. Сечение на всём протяжении округлое. То есть, это не зуб ихтиозавра, так как у него наблюдается не исчерченность, а, напротив, гребни. Согласно данным из сети Интернет [4], подобные зубы обычны, однако, для плезиозаврид. Исходя из размеров нашей находки, мы поняли, что зуб не мог принадлежать и плезиозавру. У плезиозаврид корни зубов были примерно вдвое длиннее коронки, поэтому общая длина найденного зуба составляла приблизительно 60 см. Тогда череп животного, которому принадлежал зуб, был длиной около 2 м. То есть, плезиозавр с таким черепом достигал бы длины в 50 м. Столь огромных плезиозавров еще никто никогда не находил. Между тем череп крупного плиозавра, например, отмеченного у нас из волги Liopleurodon имел длину как раз около 2 м при общей длине животного до 20 м. Таким образом, найденный нами зуб мог принадлежать именно крупному плиозавру.

В процессе изучения образца в качестве сравнительного материала нами был также получен зуб предположительно также плиозавра из волжских отложений с территории Москвы. Мы сравнили оба зуба с зубами юрских плиозавров из коллекций Детского эколого-биологического Центра и Палеонтологического музея, в том числе с уже упомянутым единственным указанным для нашего региона экземпляром. Оба зуба из волги оказались очень похожими: треугольными в сечении, с достаточно частыми гребнями. С внешней стороны они почти гладкие, с внутренней слабо гребнистые, а сзади гребни довольно мощные. Два фрагмента черепа Liopleurodonrossicus из Поволжья из коллекций ПИН РАН имеют точно такие же зубы. Таким образом, волжские образцы, вероятно, действительно принадлежат этому виду.

Наш же зуб заметно отличается от волжских круглым сечением и широко расположенными гребнями. По фотографиям и описаниям из сети Интернет, больше всего из описанных форм найденный нами зуб напоминает зуб Liopleurodonferox из келловейских отложений Франции и Мексики. Это первая находка остатков этого вида с территории России. Является ли находка новым для науки видом или относится к указанному нами, следует решать, конечно, специалистам из Палеонтологического института им. А.А.Борисяка РАН, в коллекцию которого она и была передана нами.

В процессе нашей работы мы также заметили, что плезиозавриды вообще с территории Московской Синеклизы указаны по остаткам, по которым вообще трудно или иногда невозможно отличить даже плезиозавра от плиозавра. Так, роды Columbosaurus и Muraenosaurus установлены по элементам посткрания, при этом порой имеют весьма туманные названия, как например Muraenosaurus (?) gen. et. sp. indet.- где предлагаемое родовое название противоречит идущим за ним указании о неопределимости образца до рода. Как сообщил нам один из авторов упомянутых монографий, доктор геолого-минералогических наук старший научный сотрудник ПИН РАН Василий Вингерович Митта, указанные определения были сделаны как примерные с использованием еще дореволюционных источников, и ни в коем случае не должны приниматься наравне с описаниями в специальной литературе. То есть может оказаться, что все (или, по крайней мере, некоторые) описанные остатки плезиозавров на территории Московской Синеклизы являются на самом деле находками плиозавров, присутствие которых в биосфере Московского моря доказывается, в том числе, и нашей находкой.

 Таким образом, найденный зуб относится к новому для России виду крупных плиозавров, наиболее близкому к Liopleurodonferox из келловейских отложений Франции. Это первая информативная находка остатков келловейских плиозавров вообще на территории Московской Синеклизы.

Достоверные свидетельства существования плезиозавров в водах мезозойского Московского моря в литературе в настоящее время отсутствуют. Ввиду этого, вплоть до дальнейших находок предлагается все остатки посткраниального скелета плезиозаврид из наших отложений относить скорее к плиозаврам, и особенно в свете новых данных об их большем у нас таксономическом разнообразии, чем это считалось ранее.

Литература

1. Герасимов П.А., Митта В.В., Кочанова М.Д. (1995) Ископаемые волжского яруса Центральной России. ВНИГНИ, МосГорСЮН. М.: 120 с.

2. Герасимов П.А., Митта В.В., Кочанова М.Д., Тесакова Е.М. (1996) Ископаемые келловейского яруса Центральной России. ВНИГНИ, МосГорСЮН. М.: 127 с.

3. Архангельский М.С., Первушов Е.М., Иванов А.В. (2006) Из истории ихтиозавров в России // Палеомир. № 1 (6). 10 с.

4. Интернет-ресурсы, в т.ч. http://www.paleofile.com/Sauropterygia