Палеокружок

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Поездка в Зольнхофен, Германия: 01-05.11.13

E-mail Печать

Все началось с того, что я прочитал журнал «Палеомир» 1(6) 2009. В нем была размещена статья про Зольнхофен. Я заинтересовался этим местонахождением. Затем, после переезда в Австрию, на семейном совете мы решили, что есть резон и самим на него посмотреть. Зольнхофен находится в центре Баварии, в 100 километрах к северу от Мюнхена. После долгих поисков в интернете я нашел нужный сайт - http://www.fossilien-solnhofen.de/. Полезная информация также содержалась на сайтах города и музея (http://solnhofen.de/, http://www.museum-solnhofen.de/). Там мы нашли телефоны, часы работы и т.д.

 Наконец наступили школьные каникулы, и первого ноября, нагрузившись молотками и коробками с ватой, мы тронулись в путь. Австрийский поезд, как ни странно, опаздывал. В Нюрнберге пришлось бегом, за пару минут пересаживаться на электричку, идущую в Зольнхофен. Из поезда мы вышли уже глубоким вечером, в 22:45, и сразу направились по темным улочкам к единственной гостинице под странным названием «У проданного дедушки». После 10-минутного стояния под запертыми дверями и активного постукивания в окна нам отворила дверь хозяйка. Она удивленно оглядела нашу компанию с ног до головы, как будто никак не ожидала посетителей, но все же впустила нас в коридор. Тут я заметил шкаф, заполненный плитами с окаменелостями довольно хорошей сохранности. Косяки двери, ведущей на кухню, были украшены огромными гастроподами, двустворками, аммонитами и отпечатком рыбы (по мне, сущий вандализм!).
Вскоре нам выдали ключи от номера, и мы пошли спать. По дороге к лестнице мы прошли через комнату, сильно смахивающую на сад (из-за горшков с кустами, вьющихся комнатных растений не было видно стен), затем через коридорчик, стены которого были увешаны разной медной посудой. В лестничном пролете был установлен слепок скелета аллозавра, который весьма контрастировал с уютным деревенским интерьером. 
На следующий день я проснулся и обнаружил, что идет дождь. Решил прогуляться по отелю. Спускаясь по лестнице, я заметил через окно, что на заднем дворе лежали груды плит из карьера. Недолго думая, накинул куртку и пошел рыться в сланцах. Минут 5-10 прошли безрезультатно, но затем, когда ко мне присоединилась младшая сестра, я нашел довольно большого аммонита, а точнее, плитку с контурами образца. Затем последовал кусок отпечатка другого аммонита, найденного младшей сестрой. После вкусного завтрака в обществе хозяина (того самого дедушки?) мы пошли в музей. Зольнохофен при свете дня оказался крошечной опрятной деревушкой, затаившейся на дне долины, в окружении гор. Тишина, отсутствие всякого уличного движения и прохожих, темные ели на склонах – все это создавало впечатление застывшего времени. Судя по витринам, названиям, уличным информационным щитам, древние обитатели Зольнхофена, должно быть, неплохо кормят своих сегодняшних земляков. Научные исследования, экскурсии, сувениры, туризм… палеотема проработана здесь с чисто немецкой педантичностью. Дождик уже перестал накрапывать, и через пять минут мы стояли у забавной статуи древнего ящера, возле входа в музей. Там была представлена богатая коллекция окаменелостей, но я опасаюсь утомить читателя нудными перечислениями экспонируемых сокровищ, назову лишь то, что больше всего впечатлило: плиты с множеством больших рыб, многочисленные членистоногие, хоть и не такие огромные, как другие экземпляры - вроде пугающе гигансткого ската, висевшего на стене. Всю эту красоту можно увидеть на сайте музея:
http://www.museum-solnhofen.de/rundgang.html.

 Билет в музей был одновременно билетом в карьер, за троих мы заплатили в сумме 4 евро, с учетом скидки (верхний этаж музея был на реконструкции, и чтобы компенсировать эту потерю, нам скостили цену). Обычная цена билета – 4.5 на взрослого, 2.5 на ребенка, 10 – на семью (http://www.museum-solnhofen.de/anfahrt.html). Там же на месте можно было взять в аренду и инструмент, но это предложение меня не заинтересовало, поскольку я всегда путешествую со своим молотком.

 До карьера мы добрались на такси, чтобы не терять времени. Прибыли туда примерно в 10.15, и оказались поначалу единственными посетителями. Билетов у нас никто не спрашивал. Предусматривалось, что мы должны их показать кому-то в будке, но кругом не было ни души. Полосатая ленточка огораживала участок, где палеонтологам-любителям разрешено искать следы древней жизни.
Теперь я попробую описать само место, где добывается знаменитый платтенкальк; перед входом на карьер был установлен изрядных размеров булыжник из середины которого торчал хороший аммонит, но, к сожалению, я не смог его вытащить: порода была крепче кремня, зубило просто отскакивало. Кроме этой аппетитной фоссилии там были довольно живописные виды, на которых очень разжился бы художник-пленэрист. В отличие от подмосковных карьеров, где громыхают ломающие камень железные гиганты, в Зольнхофене какой-либо механики нет вообще, каменные плиты вручную выламывают рабочие. Благодаря этому окаменелости не пропадают, в том случае, когда местный любитель находит фоссилию, он откладывает ее в сторонку и по окончании работ продает.

В этих местах обнажаются породы, которые палеонтологи относят к поздней юре, киммериджскому веку (140-150 млн.л.н.). В это время западная Европа скрывалась под водами мелкого моря. В нем было много лагун, одна из которых подступала к материку в окрестностях Зольнхофена. Есть две теории на счет того, была ли эта лагуна постоянно покрыта водой, или нет.

Согласно одной из версий, лагуна была довольно агрессивной средой обитания, т.к. вода застаивалась и более нижние слои её были лишены кислорода, соответственно не пригодны для жизни, в отличии от более верхних слоев морской H2O. Однако тут слоистость известняков остается без объяснения. Согласно другой версии (лично мне она кажется более убедительной) лагуна была покрыта водой в зависимости от прилива и отлива. Во время отлива дно лагуны представляло из себя жидкую грязь, когда же туда забредало какое-нибудь, не обязательно крупное, животное, оно немедленно увязало в этой слякоти и становилось приманкой для хищников. Когда те появлялись, чтобы пообедать легкой добычей, с ними случалось то же самое, что и с их жертвами, и затем, во время прилива все это успешно погребалось под толщами породы. Отсутствие такыров можно объяснить тем, что приливная вода их размывала, но даже, если они и сохранились, то по их контуру прошли трещины (на карьере их предостаточно) и они стали неотличимы от остальных плит. Из Зольнохофена известно более 600 видов животных (насчет растений я знаю лишь то, что там находят небольшие шишки хвойных). Из позвоночных там иногда встречаются части скелетов крупных плавающих рептилий (например, ихтиозавра), но целых экземпляров нет, такие хорошие пловцы могли туда попасть только в шторм. Бывают рыбы (иногда в весьма большом количестве), а также черепахи, птерозавры (рамфорнихи), динозавр (компсогнат) и археоптериксы (те "птицы" с рептилийным скелетом). Из беспозвоночных встречаются мечехвосты (они же крабы подковы) морские лилии, бабочки (в не большом количестве), морские звезды и стрекозы (известны находки личиночных стадий).

Вооруженный теоретическими знаниями, я принялся за раскопки с большим энтузиазмом, но час проходил за часом, а удача мне не улыбалась. Между тем карьер постепенно наполнялся конкурентами, среди которых были семейные пары, молодежные компании, родители с многочисленными детьми. В разгар трудового дня в карьере собралось человек 20, потихоньку ковыряющихся в мокрых сланцах под осенним небом. На их общем копошащемся фоне выделялся хмурый пожилой мужчина, приехавший вскоре после нас, с большим количеством инструмента и контейнеров. Он сосредоточенно расчищал площадку вокруг себя, ни на кого не глядя. По ухватке в нем чувствовался профессионал, и я даже несколько раз обращался к нему с просьбой определить тот или иной кусочек. Пару раз он что-то находил, и его окружали толпой, чтобы рассмотреть находки. Уходя из карьера под вечер, он предложил нам купить у него пластинку с рыбой – его сегодняшний улов. Он назвал цену 50 евро, пояснив, что в городе такая будет стоить 80. Мы отказались. Насколько я понял, все находки в этом любительском местонахождении принадлежат тому, кто их раскопал, другое дело, что добыча может быть крайне скудной или никакой. Хотя, в условиях европейского кризиса, возможно, и этот бизнес помогает кому-то выжить.

Мы видели еще других местных людей, кормящихся лагуной. Они крутились возле карьера, не спускаясь вниз, рассеянно наблюдали и гутарили за жизнь. С одним из них мы перекинулись парой слов, и тут он протянул свою визитку и сказал, что в следующий раз мы можем остановиться у него (заметив, что дорого небось в гостинице). При этом он указал на свой дом – длинное здание на самом краю карьера! Да уж, милое местечко. Но не уверен, что мы туда еще вернемся. Если и занесет нас судьба в те края, то не лучше ли попытать счастья в соседнем Айхштетте?

По возвращении я пересмотрел свои сборы и не обрадовался: во-первых, количество окаменелостей было крайне мало (всего 6-7 экземпляров, из которых 3 самых больших и хороших были найдены во дворе отеля), во-вторых, я не знал, как надо работать, копая вглубь, я пропускал слои с окаменелостями и таким образом находил совсем мало. Я ожидал большего, но все равно был доволен поездкой.

Фото из поездки опубликованы здесь.

Прохоров Иван, 11 лет